г. Киров
Четверг, 21.09.2017, 00:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Калужская обл.Кировский историко-краеведческий музей
Главная Каталог статейРегистрация Вход
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [30]
Авторские статьи [16]
Авторские статьи
Форма входа
Поиск
храм



Старый завод

Вид на плотину


Никольский храм п. Жилино

Никольский храм п. Жилино


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Авторские статьи Бауэра А А » Мои статьи

Одежда западной части Калужской губернии (1927)
Одежда западной части Калужской губернии (1927)
Н. Гринкова

Изучение женской одежды в районе южно-великорусских губерний, представляет в настоящее время значительный интерес в виду того, что эти губернии в большей степени сохраняют старинные формы в сравнении с более северными губерниями. Этим обстоятельством и объясняется направление внимания на женскую одежду во время работ в Калужской губернии в 1924 г., где одежда изучалась в районе села Милятина в западной части Мосальского уезда, в районе села Шемелинки (деревни Высокая Гора, Красный Холм, Шершенево, Каськово, Сининка) на юго-западе того же уезда и в районе села Дубровы (деревни Ближнее Натарово, Дальнее Натарово (Негово), Раменье, Михалево, Лазинки) в северо-западной части бывшего Жиздринского уезда, ныне Бежицкого уезда Брянской губернии (См. карту, рис. 1). В указанных районах старинная одежда еще бытует и не заменена мещанским костюмом, что дало возможность собрать интересный материал по этому вопросу.
Кроме непосредственного наблюдения в тех деревнях, где еще старая одежда – живое явление, собирались сведения путем опроса старух про одежду их матерей, которые носили что-либо отличное от современной одежды. Благодаря этому получены были материалы, дающие возможность проследить изменение одежды на протяжении последних 50-60 лет. Таким образом, полученные нами сведения относятся к 70-м годам прошлого века, а если присоединить к ним материалы Архива Русского Географического Общества, где большая часть сведений от 40 и 50-х гг., то получаем картину постепенной смены одежды с середины XIX до первой четверти ХХ века.
Такое хронологическое расположение материала по одному и тому же уезду из соседних волостей имеет большое методологическое значение. По постепенной смене одежды в одном районе, мы можем судить об общем ходе и путях развития в других аналогичных районах, ничего не сохранивших старинного в одежде, кроме смутных воспоминаний о ней.
Для того, чтобы иметь возможность получить материал из возможно большего количества селений, мы побывали на двух больших осенних ярмарках, очень многолюдных: в с. Шемелинке Мосальского уезда (на Риго-Орловской железной дороге при полустанке того же названия) – 8/IX (26/VIII) день Владмирской Божьей Матери в с. Песоченский Завод, бывшего Жиздринского уезда (ныне Бежицкий уезд Брянской губернии) – 21/IX (8/IX), день Рождества Богородицы. На эти ярмарки съезжается несколько тысяч крестьян из ближних и дальних деревень, особенно на ярмарку в Шемелинке. Это обстоятельство дает возможность наблюдать формы одежды из разных районов Мосальского и бывшего Жиздринского уездов. Кроме того, ярмарки дают материал и другого характера: на этих ярмарках крестьянки тех мест, где уже вышла из употребления старая одежда, продают ее женщинам из тех селений, где она еще сохраняется. Ввиду трудности сшить новую одежду по старому образцу девушки и молодые женщины специально приходят на эти ярмарки, чтобы купить себе старую поневу или «занавеску». Трудность изготовления новой одежды по старинному образцу заключается в том, что в настоящее время в эти районы нет привоза всех тех мелких украшений одежды, без которых здесь она не может быть нарядной: позумента, лент, шнурков шерстяных, золотых и серебряных, цветной шерсти в мотках, пуговок, бус и т. п. Поэтому понева, сшитая в довоенное время, когда доступны были модные для данного района украшения, особенно ценится, и ее стремятся купить те, которым от матерей досталось в наследство немного нарядов. Как увидим ниже, украшение одежды, особенно понев, в этом районе является очень устойчивым. В посещенных селениях нами просмотрено было большое количество понев, а также зарисовано несколько понев с украшениями. На основании прошедшего через наши руки материала можно считать, что в этих местах украшения одежды однотипны и устойчивы. Вследствие такой устойчивости украшений на поневах старые особенно ценятся, так как в настоящее время невозможно найти такие ленты и позументы, какие считаются красивыми и модными. Это однообразие в украшениях можно объяснить тем, что в годы 1914-24 в деревню вовсе не проникало никаких лент и позументов. Население волей-неволей должно было остановиться на старых украшениях. Молодое поколение, привыкшее к определенным украшениям, доставшимся им от матерей и бабушек, уже неохотно меняет их на новые. Нам показывали целый ряд понев и «костоланов», отделанных новыми материалами, и все эти вещи ценятся ими не так высоко, как старые. Их в первую очередь предлагают купить, тогда как приобрести старинную вещь представляет значительную трудность, в то время как в других районах за приличную плату стремятся отделаться от ненужных старинных вещей. Эти факты лишний раз указывают на удивительную сохранность старинной одежды в этом районе и на исключительный интерес в этнографическом отношении этих селений.
В селениях, где еще не изжита старинная женская одежда, она слагается везде из одних и тех же элементов, лишь незначительно варьируя, главным образом в деталях. Существенно из общей массы выделяется Милятинский район (с. Милятино и дер. Аскерово), где вовсе неизвестна одна из наиболее распространенных в Шемелинкинском и Дубровском районах форм – а именно так называемый здесь «костолан», а также отмечены большие отклонения и в деталях.
Обратимся к описанию бытующей в этих районах женской одежды, различая женскую и девичью.
В основных элементах одежда обследованных нами мест принадлежит к южно-великорусскому типу. Формы одежды, сходные или близкие к типичным северно-великорусскими, являются здесь лишь как новое наслоение, проникающее сюда из тех соседних районов, где эти формы наслоились на южно-великорусскую основу, как московская мода, обладавшая стойкостью даже до середины XIX столетия (например, московские моды допетровского времени сохранялись среди мещанства и купечества до середины XIX века). Это наслоение в обследованном районе крайне незначительно по сравнению с большей частью мест Калужской губернии.
Основными и непременными элементами женской одежды здесь, как и везде в южно-великорусских губерниях, являются понева с рубахой.
По покрою здешняя женская рубаха представляет одежду, сшитую из 4 полотнищ холста; таким образом, швы приходятся спереди и сзади по середине рубахи и на боках. На плечах делается разрез вниз на 26 см. В этот разрез вшиваются так называемые «паляки» (а на рис. 2) – прямые куски холста, которые пришиваются по разрезу вгладь, а у ворота собираются в густые сборки. Вследствие этого «паляки» спускаются от плеча на грудь и сзади на спину в виде треугольников. Эта особенность покроя сближает данную рубаху с рубахами Рязанского, Брянского и Тамбовского уездов. Рукав шьется из одного полотнища, перегнутого пополам, с пришитым снизу «касиком» (b на рис. 2), представляющим прямоугольный кусок холста, перегнутый по диагонали. Очень часто рукав не имеет ни обшлага, ни оборки, не собран на запястье в сборку; но отмечены также и рубахи с более широкими рукавами, собранными внизу в сборки. Такие рукава встречаются чаще у молодых женщин и у девушек, у старух же – рукава узкие. Возможно, что эта особенность покроя проникла сюда как мода, тем более, что широкие рукава очень часто встречаются у нижеописанной одежды, «занавески». Последняя форма для обследованных нами мест явление сравнительно позднее.
В этих местах рубаха представляет еще некоторые особенности. Прежде всего следует отметить ее длину. Так, женщина среднего роста шьет себе рубаху длиной 170-180 см; таким образом, если она ее наденет, то подол рубахи лежит на полу. Это объясняется тем, что здесь рубаха носится с «пазухой», причем пазуха по размерам превосходит таковую в других губерниях. Обычно рубаха выдернута из-за пояса и спускается на пол-аршина ниже пояса. Поддергивается рубаха таким образом, что подол едва закрывает колени. Спускающаяся ниже пояса пазуха придает неуклюжий вид всей фигуре, но по местным понятиям в этом-то и заключается красота: «бис пазухи никрасива, а с пазухой красивей, чилавек круглее». Подобная рубаха с длинной пазухой распространена почти во всех уздах Калужской губ., за исключением тех мест, где уже старинная одежда выходит из употребления. Причем следует заметить, что в Козельском и Мещовском уездах эта пазуха носит название «колышка» (1).
Подол рубахи украшается перетыкой красного цвета. В настоящее время редко кто умеет ткать таким образом; поэтому вытканными подолами дорожат. В тех местах, где их не носят, женщины приносят на ярмарки и продают подол шириной в три вершка по цене от рубля и дороже. То обстоятельство, что сейчас мало умеющих изготовлять узорное тканье, вполне понятно, так как в последние годы перед войной сюда, как и всюду, проникла перетыка фабрична производства, мало отличавшаяся от домашней, но зато не стоившая таких трудов. В тех случаях, когда перетыки не имеется, подол рубахи вышивается крестом красной бумагой; это встречается чаще на рубахах у девочек, для которых уже не могли приобрести фабричную перетыку, в то время как женщины перешивают их с одних рубах на другие. Иногда у женских рубах вышит только перед, а бока и задняя часть подола не украшены, так как прикрыты поневой. Последняя деталь известна во многих местах южно-великорусского района; в Калужской губ. особенно распространена в Жиздринском уезде (2), где девичья рубаха всегда отличается от женской тем, что вышивка идет вокруг подола. Что касается старух, то они очень часто носят рубахи с гладким белым, вовсе не украшенным подолом. Украшений из вышивки или перетыки на рукавах и на полеках, какие отмечены на старинных рубахах соседних уездов, (ср. коллекцию № 336 Этн. Отд. Р. М., собр. Н. М. Могилянским в 1905 году) нет на современных рубахах. Роль вышивки и перетыки играет здесь кумач, а еще чаще «французский» ситец. Этим материалом обшивается ворот, делается обшивка, а иногда брыжи у рукава и даже полеки.
Одежда девушек ограничивается во многих селениях одной подпоясанной рубахой. Женщины же сверх рубахи надевают поневу.
Понева шьется из тонкой домотканой шерстяной ткани, синего цвета в клетку. Обычно, для понев красят дома серую шерстяную пряжу в синий цвет. В последние годы, когда исчезла из продажи краска, стали делать будничные поневы из черной шерсти, в прежнее же время из черной никогда не делали. Нитки, образующие клетку, белые, красные и зеленые, причем белые нитки – льняные («партяные»), красные и зеленые – шерстяные; линии из белых ниток носят название – «лики». Клетка ткани довольно крупная (12 на 12 см), значительно крупнее распространенных в Рязанской и Тамбовской губерниях, и почти тождественна с поневной тканью других уездов Калужской губ., северной части Орловской и отчасти Тульской губернии.
Здешняя понева – старинного типа, а именно – распашная, то есть не сшитая спереди, что типично для всей Калужской и большей части Орловской губернии. Шьется она из трех полотнищ и собирается у пояса на плетеный шерстяной или портяной шнурок. Привязывается понева ниже пояса, под животом.
Будничная и праздничная понева строго различаются. Будничная понева украшается чаще всего только так называемым «пояском», то есть полосой шириной 4 см, вытканной дома при помощи особых дощечек из шерстяных ниток, по преимуществу красного цвета с незначительной расцветкой белого, синего и реже черного цвета, - в орнаменте этого пояска преобладают ромбы. Присутствие на каждой поневе, как будничной, так и праздничной такого пояска представляет значительный интерес для типологии понев различных районов на южно-великорусской территории. Однотипны пояски на орловских поневах, главным образом в северной части Орловской губернии; в других губерниях этот поясок не достигает такой ширины, как на калужской поневе.
Праздничная понева, так называемая здесь «наряжоная» понева, украшается много по подолу и     
____________________________  
1)    Ответы на анкету Русского Географического Общества, №№ 332, 321, 601 (1916 г.).
2)    Ответы на анкету Географического Общества, № 103, 106, а также музейные коллекции.
и загибающаяся на полы распашной поневы. Поверх кумача в различной последовательности нашиваются шелковые ленты оранжевого, желтого, зеленого, реже синего и голубого цвета, серебряный и золотой позумент, сплошной или ажурный, шнурок, черный шерстяной («дорганец») или серебряный («плетенёк ясный»), тесьма в виде городков, наконец, блестки. Все эти украшения встретим и на других формах одежды. На всех поневах, как выше указывалось, встречаем именно эти украшения в более или менее сходных комбинациях и последовательности; очень редко можно встретить отступления от этой системы украшений, да и то у женщин, взятых замуж из других мест, или же на новых поневах. Все эти нашивки идут вдоль подола и загибаются на полы, доходя иной раз до самого верха, а иногда поднимаются только на пол-аршина от подола, так как остальная часть поневы при надевании будет закрыта выпущенной из-за пояса рубахой. Покупной же кумач и прочие украшения, при скудных женских средствах, избегают нашивать на те места одежды, которые закрыты. Интересно указать ярмарочные цены на поневы. Простую поневу, с одним пояском можно купить за 1 рубль 50 коп., цена же «наряжоной» поневы колеблется от 2 до 6 рублей. Если же покупать не на ярмарке, а у тех женщин, которые их еще носят, то это обходится значительно дороже. У каждой женщины бывает от 5 до 10 понев.
Старухи носят почти исключительно простые поневы, почти никогда не надевают нарядных. Точно так же при трауре и печали носят только простую поневу. Например, женщина, у которой не живут дети, умирая в раннем возрасте, в знак своей печали, никогда не надевает нарядной поневы, несмотря на то, что ей только 25 лет. «Молодайки» же в течение одного, двух лет ходят исключительно в нарядных поневах, в эти же годы они ходят и на «игрище» вместе с девушками. Позднее уже надевают нарядную поневу только в праздники и на «игрище» не ходят.
Вышеописанная понева является характерною для большинства посещенных нами селений. В Милятинском районе, примыкающем к так называемой Спас-Деменщине, встречаем отклонение, которое возможно объяснить с одной стороны тем, что в данном районе, более северном, чем другие, изученные нами, исстари были особые поневы, а с другой стороны тем, что женщины из Аскерова и Милятина в последние годы поневы покупают от спас-деменских женщин, которые перестали давно уже носить поневы, а так как в Милятинском районе появилась нужда в них за эти годы, то вынули из сундуков и стали продавать своим восточным соседкам. Следует отметить, что Аскерово и Милятино представляют любопытный оазис в этом отношении. К западу, в Спас-Деменском районе, понева уже выходит из употребления, на востоке, например, в 5 верстах от Аскерова – в Климовке или в 15 верстах – в Дубровке и др. она исчезла в последние 5-10 лет, здесь же она бытует до сих пор, несмотря на то, что в Милятине имеется бумажная фабрика, и женщины из ближних к Милятину селений, ходят «на хабрик» в поневах, а на получаемый в кооперативе ситец выменивают у спас-деменских поневы.
Милятинская понева отличается тем, что левое полотнище закладывается в три глубокие складки; но, несмотря на это, правое и левое полотнища не очень разнятся по ширине, что достигается тем, что на правом полотнище поясок нашивается не  на самый край; кроме того, в этой поневе правое полотнище не целиком пришивается к заднему, наверху у пояса образуется прореха в 7 см. Последняя деталь сближает Милятинскую поневу с поневой Брянского уезда и некоторых уездов Орловской губернии.
Обычно полы поневы не подтыкаются, как это известно в других местах (например, в Орловской, Тульской губерний). Только при работе на поле, опасаясь запачкать землей более дорогую шерстяную с «нарядками» поневу, чем холщевая рубаха, поневу подтыкают, в других же случаях неизвестны «патсучоные» поневы. В старое время особенно считалось неприличным показаться в подоткнутой поневе перед кумом; при встрече с ним, даже на грязной работе, необходимо было опустить полы поневы. Сейчас понева подтыкается таким образом, что полы ее спереди загибают за пояс, и понева видна только сзади в виде треугольника. Такой способ ношения поневы и в праздничное время известен между прочим в Дмитровском и Болховском уездах Орловской губернии.
Поверх рубахи и поневы во многих селениях обычно надевается так называемый «костолан», реже – насоу, насоука или сукня. Эта одежда представляет собою широкую, прямую рубаху с небольшим вырезом для шеи и разрезом, в настоящее время посреди груди. По рассказам старух их матери носили «костолан» с косым воротом, т. е. разрезом сбоку. Костоланы с таким воротом известны по коллекции Русского Музея из Жиздринского уезда.
Рукава у костоланов бывают длинные и до локтя. Длина самого костолана приблизительно до колен, иногда немного ниже. Это очень просторная одежда, сильно напоминающая мешок, недаром мужчины, смеясь, говорят, что у них женщины носят «мешки», «сумки ленные» и «сумашедшие рубахи» (Красный Холм). Костоланы шьются главным образом из простого белого холста, иногда из рядного холста, тканого в полоску или в «кружок» в 4 цепа. Последние редки; известны они главным образом в Лощихине, в соседней же Потуловщине (Высокая гора, Каськово, Сининка, Красный Холм) распространены не рядные костоланы, а из простого холста. Костоланы из простого холста отличаются от рядных тем, что они делаются несколько длиннее и уже, приближаясь к обычной женской рубахе, в то время как рядные много шире и свободнее. Следует отметить, что деревни где известны костоланы из простого холста, не знают рядных и наоборот.
Зимние костоланы, чаще и справедливо называемые «сукнями», делаются из полушерстяной ткани, где основа портяная, а уток шерстяной, белого или серого цвета. Шерстяные «сукни» сохраняются сейчас только в дер. Негове, да у старых женщин в Ближнем Натарове. Наличие здесь костоланов из шерстяной ткани роднит их с одеждой того же покроя и назначения, известной нам чаще под названием «шушпанов» в Рязанской, Тамбовской и Тульской губерниях, хотя следует отметить, что ткань калужских теплых костоланов значительно уступает по тонкости и тщательности выработки ткани «шушпанов» из упомянутых губерний.
Костоланы из простого холста по покрою сходны с рубахой, отличаясь только тем, что не имеют «паляков». Рядные же часто имеют покрой, отличный от рубахи, а именно: шьются из 4 полотнищ, одно приходится спереди, другое сзади, а два перегибаются на боках; таким образом, на боках швов, как у рубахи, нет, но бывают костоланы и со швами на боках, тогда боковые полотнища делаются несколько шире (рис. 3). Этот покрой костоланов, распространенный в некоторых деревнях Дубровского района, весьма близок к покрою «насовок», известных в соседних уездах Смоленской губернии, главным образом в Духовщинском уезде. Духовщинский «насов» отличается от выше описанного только длиной, которая равна длине обычной рубахи, и украшениями, которые расположены вдоль швов, соединяющих переднее и заднее полотнища с боковыми (1). По назначению же духовщинский и здешний костоланы совпадают. Такие длинные костоланы, как духовщинские, по сообщениям дубровских женщин, носят в д. Савки (Большие и Малые) того же Бежицкого (бывшего Жиздринского) уезда.
Костоланы играют роль платья, без него ни женщина, ни взрослая девушка не появится в этих деревнях на улицу; простительно выйти из хаты без костолана лишь маленькой девочке. Будничные, рабочие, старушечьи и детские костоланы мало украшаются. Иногда встретим на них несколько рядов красной узенькой перетыки, обшивочки из кумача у ворота и на рукавах.
Зато праздничные костоланы, особенно у девушек и «молодаек», пышно украшены. Подол украшается широкой пестрой каймой, иногда такой ширины, что она доходит от колен до
_________________________  
См. Каталог Музея Тенишевой в Смоленске №№ 5461, 5794.
пояса; эта кайма состоит из полосы кумача, на которую нашиваются приблизительно те же украшения и в том же порядке, как и на поневе. Повыше этой каймы проходит несколько красных полос перетыки, как на будничных костоланах. К самому краю подола пришивают очень распространенное в южно-великорусских губерниях простое, грубое численное кружево из белых и красных ниток (рис. 3), или же так называемые «хварботы» или «бахмару», т. е. бахрому из разноцветного гаруса. Эта бахрома делалась дома из купленного гаруса. Комбинация цветов на одном и том же подоле поражает яркостью: обычно кисти одного цвета идут на расстоянии 1-2 вершков: красный, синий, ярко-зеленый, оранжевый, желтый цвета чередуются между собой. Сборище девиц и молодух в таких костоланах на «игрище» в праздник у хоровода, или на ярмарке у карусели представляет неповторимое по яркости, пестроте и живописности зрелище. В настоящее время вовсе нет гаруса, почему-то не привозят его и на ярмарки, поэтому купить костолан с подолом из гаруса почти невозможно: соглашаются продать несколько костоланов, но предварительно отпоров «хварботы».
Ворот и разрез праздничного костолана обшивается неширокой полоской кумача или красного «французского» ситца, по этой полоске нашиваются часто шнурки, узкие позументы, блестки. Костоланы подвязывают шерстяным домотканым пояском. Расцветка пояса очень характерна для Калужской, Орловской губ., красная с зеленым. В некоторых деревнях ходят без пояса, так, например, в Яковлевском никогда не «подпасають» костолан, там «распаяхи». Кое-где старухи ходят без пояса, в то время как молодые женщины, девушки и девочки с поясом (с. Раменье). Самое название этой одежды, а также ее украшения «хварботы» указывают на западное происхождение этих названий. «Костолан, насов» мы знаем из Смоленской (1), Тверской и Псковской губерний.
Слово «хварботы» получилось при местном обычном произношении «хв» на месте «ф», из фарбота, фарба, что ясно ведет нас на запад (2). Это украшение по своей яркости и цветистости вполне оправдывает свое название. Если относительно названий этой одежды можно говорить о западном происхождении, то о происхождении самой одежды нельзя сказать тоже самое. Калужский костолан теснейшим образом связан с выше упомянутым «шушпаном» и имеет общее с ним происхождение.
Одежду, известную под названием «костолан» в других районах, например, в Ржевском уезде Тверской губернии и в Бельском уезде Смоленской губернии, близко связывать с калужским костоланом не приходится, так как там костоланом называется одежда, близкая к сарафану южно-великорусского покроя, с целым передним полотнищем, сшитая из белого холста. От калужского костолана она отличается отсутствием рукавов и скошенными боковыми полотнищами (3). Широким распространением костолан пользуется в настоящее время в Дубровском и Шемелинкинском районах, в Милятинском он не известен. Что касается Калужской губернии в целом, то, кроме мест западной части Мосальского и северо-западной части Жиздринского уезда, эта форма, по-видимому, больше нигде не встречается. Но и в упомянутых районах костолан распределен неравномерно. В Дубровском районе, который по сохранности старой одежды следует признать наиболее архаичным, костолан носят старые и молодые женщины, девушки и девочки, в будни и в праздники. В других же местах наблюдается отклонение от этих правил. Так, в ряде деревень как Мосальского уезда, так и бывшего Жиздринского уезда встречаемся с таким явлением: костоланы носят только девушки и иногда старухи, а женщины вместо костолана носят так называемую «занавеску», представляющую собой передник, надеваемый на плечи,     
______________________________  
1)    См. Каталог Музея Тенишевой в Смоленске.
2)    Возможно считать это слово занесенным из Германии через Польшу в Западную Русь («Farbe»).
3)    Ср. колл. № 4200 из Ржевского уезда в Р. М. и № 5889 Музея Тенишевой в Смоленске.
иногда с рукавами, иногда без рукавов (рис. 4). Эта форма одежды распространена во всех южно-великорусских губерниях; в основе один и тот же покрой, варьирующий по районам несколько в деталях. Материал для «занавески» разнообразный: домотканина белая и цветная, кумач, ситец и другие бумажные ткани.
Старухи носят «занавески» по преимуществу из белого холста с вышивкой белой перевитью на подоле. Часто на старушечьих занавесках делается сзади перемычка, чтобы при нагибании задние полотнища не свешивались и не мешали работе. Молодые же не делают таких перемычек (1). Молодухи носят ярко украшенные занавески, чаще из белого холста с украшением из полос цветной перевити, перетыки, кумача, с бахромой из гаруса; в некоторых экземплярах украшения на занавесках начинаются выше пояса. Часто к такой нарядной занавеске пришиваются кумачные или ситцевые рукава красного цвета, реже розового, другие цвета для рукавов почти неприемлемы.
Вышивка цветной перевитью, столь характерная для Калужской, Тульской и восточной части Смоленской губернии, в настоящее время уже не делается. Встречать ее на «занавесках», которые еще носятся, приходилось очень редко, главным образом у пожилых женщин, донашивающих свое приданое. На новых «занавесках» наиболее распространена отделка выше указанными «хварботами» и кумачом; особенно любимы так называемые «клетёные» занавески, на которых нашиты ромбы из кумача (рис. 4). Здесь, как и везде, не только среди русских, но и среди финнов, знающих в прошлом богато украшенную вышивкой одежду, наблюдается замена кропотливого вышиванья нашивкой кумача и других цветных тканей. Такие «клетёные» занавески носят главным образом девушки. Занавески со старинной перевитью в большом количестве можно было видеть в продаже на ярмарках, где и приобретено для Этнографического Отдела Русского Музея несколько образцов.
От занавески отличают «хвартук». В Дубровском районе «хвартуком» называют ту же занавеску, но сшитую из ситца, в то время как занавеской называют одежду, сшитую из домотканины (дер. Раменье). В дер. Аскерово «хвартуком» называют передник, привязываемый к поясу, а «занавеской» передник, надеваемый на плечи. В том и другом случае «хвартуком» названа одежда, представляющая новшество, или по материалу или по покрою. Часто встречены занавески из ситца уже особого покроя, отличные от старинных. Разница между этими формами и старинными заключается в том, что старинная занавеска имеет прямое цельное переднее полотнище, в то время как новая форма, обязательно ситцевая, делается на кокетке, переднее полотнище пришивается к этой кокетке в сборку. Эту особенность покроя возможно объяснить переходом на новый материал; ситец, как более широкий материал, чем холст, заставил найти такую форму одежды, при которой не пропадали бы ненужные мелкие обрезки. Это обстоятельство необходимо всегда учитывать при сопоставлении однородной одежды, сшитой из холста и из ситца, так как материал оказывает существенное влияние на изменение покроя (сравним, например, особенности покроя великорусской женской рубахи холщевой и ситцевой).
Деревни, где известны занавески, представляют определенную градацию по степени распространенности этой одежды: в одних местах она имеет широкое распространение, в других начинает только появляться. Этот факт указывает на то, что занавеска для данного района не есть старая форма одежды, известная в других местах исстари, а новая, проникающая из соседних районов. Появляясь как мода, занавеска вытесняет старую форму – «костолан», вызывающую насмешку у соседей, так, например, в Милятинском районе,    
 
_________________________   
1)Ср. наличие перемычки на женской занавеске в Михайловском уезде Рязанской губернии и отсутствие на девичьих. В других же южно-великорусских районах занавески с перемычкой и без нее носят и женщины, и девушки.
провожая нас на ярмарку в Шемелинки, говорили: «поезжайте туда, поглядите баб у мешках». Так, в с. Дуброве занавески носят только женщины, причем занавески начинают носить не сразу после выхода замуж; «молодайка» надевает занавеску через несколько месяцев, иногда через год, да и то чаще по праздникам. По рассказам женщин, вышедших лет пять тому назад замуж, они в первый год замужества, идя на «игрище», надевали занавески в амбаре, а не в хате, чтобы не видели старики – свекор и свекровь, и также, крадучись, снимали их. Все это указывает на то, что занавеска появилась здесь совсем недавно, как модное новшество, осуждаемое стариками, которые считали более приличной одеждой костолан.
В Ближнем Натарове, Раменье, Яковлевском, Высокой Горе, Шемелинке занавеску носят уже давно все женщины, надевая, правда, для работы или в прохладные дни, и «сукни», причем совсем молодые не надевают костолана даже и в этих случаях.
Наконец, севернее, в селениях Мосальского уезда, соседних с бывшим Жиздринским уездом, занавеску носят и женщины и девушки, но маленькие девочки ходят еще в костоланах. В дер. Лощихине и Выползово женщины и девушки носят одновременно и костоланы и занавески; поверх костолана надевают занавеску. Здесь новая форма не вытеснила старую, и получилась комбинация, неизвестная в других местах. Обычно же костолан вытесняется совершенно занавеской, которая считается более модной одеждой. Дальнейшим нововведением является сарафан (сарахван), появляющийся здесь сначала, как праздничная одежда, например в дд. Каськово, Чумазово. Сарафан, известный здесь, представляет некоторые особенности: по покрою он представляет прямую юбку, к которой пришит широкий пояс, к последнему прикрепляются лямки, идущие через плечо. Материалом для этих сарафанов служит ситец, полосатая или клетчатая домотканина, чаще красного или розового цвета. Относительно ситца следует заметить, что особенно любимы яркие цвета: красный, малиновый, оранжевый, желтый, ярко-синий, ярко-зеленый, реже розовый или голубой. В ряде деревень сарафан уже обычное явление, как для женщин, так и для девушек, в праздники и в будни. Здесь женщины с оттенком удовольствия замечают, что у них не носят понев, «гузення этава». На всем пути от Мосальска до Аскерова встречались только одни сарафаны, в пределах же бывшего Жиздринского уезда сарафаны встретились на ярмарке в Песочне на женщинах из селений, расположенных южнее Песочни, а в Дубровском районе сарафаны имеют широкое распространение дишь в деревне Лазинки. По рассказам старух сарафаны появились в этой деревне лет 30-40 тому назад, т. е. в конце XIX века. В Лазинках сарафан чаще называют «андарак». Кроме выше упомянутого покроя, здесь известен еще сарафан, представляющий собой юбку с лифом без рукавов, т. е. одежду, называемую в пределах северно-великорусских губерний полуплатьем. Материалом для сарафана здесь и в Михалеве очень часто служит домашняя шерстяная ткань в полоску, чаще красного или розового цвета, иногда коричневого и зеленого. Покрой, материал и название сближают этот сарафан с белорусским «андараком».
Раннее появление здесь сарафанов взамен понев объясняют следующим обстоятельством: деревня Лазинки принадлежит к Жиздринскому уезду, а приход ее в с. Ковыльне Мосальского уезда; в Ковыльне уже давно исчезли поневы, и поэтому лазинские женщины в поневах служили предметом насмешек для ковыленских. Кроме того, из Ковыленского прихода часто брали невест, приносивших в Лазинки сарафаны, а так как ковыленских молодух в Лазинках было довольно много, то они и ввели в употребление сарафаны вместо понев. Говорят, что перед войной почти все перестали носить поневы и ходили в ситцевых сарафанах. Отсутствие ситца в последние годы заставило некоторых вынуть из сундуков наследие бабушек и опять надеть поневы и занавески; это тем более было возможно здесь, так как к востоку от Лазинок еще до сих пор живет понева. Другие же стали изготовлять сарафаны из домотканины. Возможно, что шерстяные сарафаны, называемые «андараками», появились под влиянием того, что здешние мужчины ходят в качестве портных в Смоленскую губернию и приносят оттуда название и моду на шерстяные сарафаны. С «андараками» здесь носят в праздники разукрашенные занавески. Что касается костоланов, то о них вспоминают в Лазинках очень немногие старухи, носившие их в юности.
Категория: Мои статьи | Добавил: museur (06.06.2009)
Просмотров: 3073 | Рейтинг: 4.5/4 |
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
249440 Калужская обл., 
г. Киров, ул. Ленина, 1

Директор музея:
Б
ауэр
Андрей
А
натольевич
Председатель регионального
отделения Русского
Географического общества

тел. (48456)56659
т/ф (48456)56902

моб 89605249055
kikm@mail.ru
кошелек ЯД: 41001428652061


В размещаемой в Интернете
 информации с сайта
 
обязательна ссылка
на http://kirmuseum.ucoz.ru
!!!
храм александра невского

Храм Александра Невского


герб города

Герб города


храм рождества богородицы

Храм рождества богородицы


Старый завод

Старый завод


валютный информер
О
сновной(неполный) перечень музеев Калужской области


Боровский историко-архитектурный музей
Военно-исторический музей "Зайцева гора"
Военно-исторический музей "Ильинские рубежи"
Военно-исторический музей 1941-1945 гг. "Кременки"
Калужский городской музей Боевой Славы
Государственный музей истории космонавтики им. К.Э.Циолковского
Государственный музей маршала Советского Союза Г.К.Жукова
Дом-музей К.Э.Циолковского
Жиздринский районный историко-краеведческий музей
Калужский областной краеведческий музей
Калужский областной художественный музей
Кировский городской историко-краеведческий музей
Козельский краеведческий музей с отделом "Оптина пустынь"
Малоярославецкий военно-исторический музей 1812 года
Малоярославецкий историко-краеведческий музей
Мосальский краеведческий музей
Музей "Поисковые работы"
Музей истории УВД Калужской области
Музей истории города Обнинска
Музей строителей Обнинска
Музей ремесла, архитектуры и быта
Музейный комплекс "Полотняный завод"
Тарусский краеведческий музей
Тарусский музей семьи Цветаевых
Тарутинский военно-исторический музей 1812 года
Юхновский районный краеведческий музей
Базовые заводы г.Кирова
Если вы едете в отпуск в Турцию, то можно просмотреть инфу отели турции. Неужели можно придумать подарок лучше, чем звезду на небе?!
Такая возможность для вас купить звезду
только у нас.
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz